Владимир Николаевич Извеков.

   В 1960 году Владимир Николаевич Извеков, работающий на Урале, решил переехать на Украину, и поэтому поехал в Москву в Министерство химической промышленности СССР с целью найти подходящую работу. В первый же день ему встретился старый приятель, который сообщил, что именно в данный момент Министерство ищет кандидатуру директора для работы в г. Харькове в Харьковском филиале ИРЕА, который в самое ближайшее время будет реорганизован во Всесоюзный институт монокристаллов. Владимир Николаевич заинтересовался этим и приехал в Харьков познакомиться с филиалом. В то время уже не работал директором М.Г. Семененко, а его заместителя по научной работе В.И. Старцева перевели на работу в Институт низких температур. Владимир Николаевич ознакомился с работой лабораторий и с сотрудниками. У нас работали молодые специалисты, людей старшего поколения практически не было. Ему очень понравились молодые, энергичные Н.Н. Спендиаров, Л.А. Сысоев, Л.Г. Эйдельман и многие другие. И по его словам, он принял решение поехать работать в Харьков среди молодежи (Владимиру Николаевичу было тогда 52 года).

    С января 1961 г. филиал стал Всесоюзным институтом монокристаллов, а В.Н. Извеков стал его первым директором. Сотрудники филиала очень тепло приняли Владимира Николаевича. Нам всем было очень приятно работать с таким опытным, знающим специалистом. Он был очень образованным человеком, высококультурным, эрудированным, прекрасным организатором, остроумным, обладающим тонким чувством юмора. Он был очень прост и доступен. У него были изысканные аристократические манеры, зоркий пронизывающий взгляд и очень добрая улыбка. Владимир Николаевич быстро познакомился с сотрудниками института, глубоко разобрался в тематике работ лабораторий, всегда находил для всех полезные советы.

   Начав работать с Владимиром Николаевичем, я всегда многому у него училась. Начать хотя бы с писем в вышестоящие инстанции. Приношу я ему на подпись письмо, он его внимательно прочтет, задумается, погладит свою бородку, поднимет на меня из-за очков свои глаза и скажет: «Ну, это, прямо скажем, не как Лев Толстой, но подписать, конечно, можно». Постепенно я, конечно, усвоила все требования Владимира Николаевича и уже не ходила со своими документами к нему на подпись, а спокойно сдавала их в общую папку секретарю.

   Владимир Николаевич не очень любил частые поездки в Москву по вызову Минхимпрома. Естественно, что ежегодные отчеты о деятельности института он делал очень квалифицированно и интересно. На его доклады всегда собиралось много сотрудников Министерства. Он пользовался всеобщим уважением. С должным уважением относился к нему наш непосредственный руководитель, начальник «Союзреактива» Смирнов Григорий Васильевич. Мне хочется отметить, что из всех институтов «Союзреактива» Григорий Васильевич к нашему институту относился с особой теплотой. Г.В. Смирнов был крупным руководителем в химической промышленности и новая область — монокристаллы вызывала у него глубокий интерес и часто неподдельное восхищение. Он всегда оказывал нашему институту поддержку и содействие. Когда надо было решить какой-нибудь вопрос, например, в Минсудпроме, он звонил в Харьков В.Н. Извекову и говорил: «Бери свою девочку и давай ехай сюда». Лично ко мне он всегда относился по-отечески заботливо и не уставал напоминать: «Если тебе чего нужно, ты давай приходи ко мне и говори, сколько денег тебе нужно, к кому я должен пойти и что для тебя я должен сделать. Я всё сделаю». Институт монокристаллов рос и развивался, мы постоянно получали новые правительственные задания; росли объемы работ и фонд заработной платы. У нас открывались новые лаборатории, мы постоянно принимали на работу новых специалистов. Институт жил потрясающе захватывающей жизнью, и квалификация, энтузиазм, энергия наших сотрудников под руководством В.Н. Извекова снискали ему без всякого преувеличения всесоюзную славу.

   Владимир Николаевич не очень любил согласовывать вопросы жизнедеятельности института в партийных органах. В те, 60-е годы партийные органы детально вникали в работу института и, конечно же, давали директору свои указания. Но внутриинститутские вопросы он решал всегда активно и смело, и все делал на пользу развития науки в институте. Если решался какой-то каверзный вопрос о приобретении реактивов или оборудования для лабораторий и это упиралось в бюрократические каноны, Владимир Николаевич приглашал Полину Илларионовну, нашего главного бухгалтера, и спрашивал: «Если я подпишу эту бумагу, что мне будет?» Она четко отвечала, какой штраф может обрушиться на директора. Он улыбался и говорил: «Это я выдержу!» — и тут же ставил свою подпись. Главным для Владимира Николаевича всегда было дело и движение вперед.

   Владимир Николаевич создал в институте очень здоровую и дружелюбную атмосферу. Он очень ровно и с уважением относился ко всем сотрудникам, всегда поддерживал новые инициативы, содействовал сотрудничеству с ведущими институтами страны, в коллективе была прекрасная атмосфера, способствующая успехам в работе.

 

А.М. Волкова